Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:28 

Я приму каждого

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Ну и в конце списка нерейтинговых текстов – миди.

Тема для него тоже была выбрана стремная. Я сам с некоторым предубеждением отношусь к попаданцам: оно, в принципе-то очень интересно, но редко когда персонаж не выходит откровенно сьюшным. Однако испытать зарожденную идею в действии очень хотелось.

В процессе написания приходилось отчаянно бить себя по рукам, напоминая, что время не резиновое, текстов надо еще много, да и пишется, в конце-то концов, ФБшное миди, а не макси на фиг знает сколько слов. В результате удалось упихнуть себя в шесть глав (включая Эпилог). Конечно, кое-что осталось за кадром. Какие-то линии пришлось ужать, что-то вообще отменить ( Но в общем и целом я итогом доволен :shy:

Название: Я приму каждого
Автор: Сын Дракона
Бета: мушка комарова
Размер: миди, 10057 слов
Пейринг/Персонажи: Салазар Слизерин, Годрик Гриффиндор, Хельга Хаффлпафф
Категория: джен
Жанр: AU, драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: может, и Основателей-то никаких не было?
Примечание: В истории Хогвартса много несоответствий. Так много, что думая о них, можно дойти и до такой версии событий.

Глава 1

— Одно желание.
— А разве не три? — опешил Годрик.
— Одно, — упрямо повторил джинн. — Вот если бы вы освободили меня лет двести назад — было бы три. А если бы вы протянули с моим освобождением еще несколько лет, то я бы вообще никаких желаний исполнять не стал: сразу бы убил на месте.
Годрик с Салазаром дружно поморщились. Можно подумать, они прожили на свете все эти годы — и все время прятали у себя чертову лампу.
— Ну так какое желание? — поторопил джинн. — Я соскучился по воле… К тому же холодно тут у вас. Загадывайте скорее — и я уберусь отсюда. Но помните, желание — одно.
Годрик искоса бросил взгляд на Салазара. Широкие рукава скрывали кисти рук, однако Годрик догадывался, что они крепко сжаты в кулаки. Лицо Салазара сохраняло спокойное выражение, но вены на шее вздулись. Он явно не сомневался, что друг оставит единственное желание себе — сам бы он, несомненно, именно так и поступил.
Годрик задумчиво почесал в затылке. Собственно, много ли ему нужно? Что он там собирался себе пожелать? Денег? Он оставит их где-нибудь в ближайшем кабаке, а чудом сохранившуюся мелочь на утро раздаст нищим и малышне. Красавицу? А куда ее девать, когда снова потянет на подвиги? Он не граф какой-нибудь, чтобы с обозом путешествовать… Легендарное оружие? Ну так ведь он уже отбил у гоблинов меч чудной работы, меч, прослуживший ему уже несколько лет верой и правдой. А у Салазара… У Салазара действительно мечта.
— Давай! — толкнул он друга локтем в бок. — Загадывай!
Тот обернулся к нему в изумлении.
— Я? — хрипло переспросил он. — Это же ты добыл лампу…
Годрик пожал плечами.
— Да не знаю я, чего пожелать. Тем более быстро. Сам знаешь, я только в бою стремительно действую, а когда все нужно обдумать и взвесить, на меня такая лень нападает… Джиннам загадывать желания надо осторожно, а он нас торопит. Не хочу потом жалеть, что глупо спустил единственное желание. Но ты-то уж давно все решил, так что загадывай лучше сам. Может, и для меня в твоем замке найдется местечко…
Он сказал это в шутку, однако Салазар, торопливо схватив его за обе руки, горячо прошептал:
— Ты всегда будешь там желанным гостем!.. Нет, ты всегда будешь там как дома! Обещаю тебе!
Но уже в следующее мгновение устыдившись своей поспешности, он отпустил руки Годрика, зажмурился и глубоко вдохнул. Простояв так с минуту, он открыл глаза и посмотрел на джинна в упор.
— Значит так, — медленно произнес он. — Я хочу в свое владение замок. Не эти ваши продуваемые восточные финтифлюшки, а нормальный, настоящий замок.
— Плохо у меня со строительством, — хмуро ответил джинн. — Да еще и незнакомой архитектурой. Может, чего попроще, а?
— Ну уж нет! — возмутился Салазар, его бледное лицо даже пошло алыми пятнами. — И так желание всего одно — ты и его выполнять не хочешь?
— Да я не против его выполнить! — защищался джинн. — Просто ну не везде же быть талантливым, верно? Я вот доставать хорошо умею. Ап — и нужная вещь у меня в руках. И не важно, в каком месте и даже времени она находилась до этого. Хочешь — сокровищницу, хочешь — деву неземной красы, хочешь — диковинку какую…
— Замок хочу, — угрюмо повторил Салазар, глядя исподлобья. — Нормальный замок на этой земле. Тут народу мало, места считай что ничейные… Будет замок — буду тут господином.
Джинн немного помялся.
— Н-ну… — наконец заговорил он, — ну хочешь, я тебе этот замок украду?
— С обитателями? — ехидно переспросил Салазар. — А как я им буду доказывать, что этот замок теперь мой?
— Мда, загвоздочка, — опечалился джинн, но в следующий момент снова просиял. — Так я тебе необитаемый найду!
— Где ты видел необитаемые замки? — вмешался Годрик. — Только если какие-то развалины…
— Нет, развалины мне не нужны, — твердо заявил Салазар. — Мне нужен полноценный замок, в котором будет все необходимое для жизни, который простоит века… и потолок которого не рухнет мне на голову!
— Ну я поищу, поищу! — вскинул руки джинн. — Очень многого вы тут хотите, но вдруг да повезет? Подождите чуть-чуть…
Он погрузился в подобие транса, и Салазар с Годриком застыли в ожидании. Оба опасались, что джинн попытается их надуть, и потому каждый, независимо от другого, машинально нащупал припрятанную в рукаве палочку.
Внезапно воздух перед ними сгустился, начал переливаться разными цветами, которые, впрочем, быстро растворились в невесть откуда взявшемся тумане. Когда уже туман, в свою очередь, рассеялся, их взорам открылся ОН.
Замок был странным. Салазар с Годриком привыкли к мощным приземистым строениям, полукруглым аркам, узким окнам и ступенчатым порталам. Однако этот замок был другим. Он устремлялся ввысь, словно тянулся шпилями своих высоких и узких башен к самим небесам, фасад был богато украшен резными деталями, арки и окна с заострённым верхом придавали ему волшебную ажурность.
— Сие… ЧТО?! — обретя вновь дар речи, ошарашенно спросил Салазар.
— Замок, — с достоинством пояснил джинн. Закатив глаза, будто припоминая что-то, он почти по слогам добавил: — Великолепный образец готической архитектуры.
— Образец чего? — растерялся Годрик.
— Какой архитектуры? — одновременно с ним произнес Салазар.
— Ай, не морочьте мне голову! — отмахнулся джинн. — Вы хотели замок? Вот вам замок. Очень хороший, целый… волшебный, как я чувствую. Простоит века — ваши внуки, правнуки и праправнуки будут тут жить и наслаждаться. Отдайте лампу!
Годрик, все еще зачаровано глядя на замок, машинально протянул ему лампу. Салазар, сам находившийся под впечатлением, не успел этому воспрепятствовать, и в следующее мгновение джинн исчез.
Друзья помолчали еще немного.
— Н-ну… — неловко подбирая слова, пробормотал Годрик. — Это, похоже, действительно замок. И он большой… И целый, вроде как. Пойдем, что ли, взглянем поближе?
Салазар посмотрел на него скептически, потом недоверчиво покосился на замок. Пробормотал себе под нос что-то вроде: «А не исчез бы он внезапно вместе с нами…» — но все же кивнул. Выбирать им не приходилось.
Замок и правда оказался большим. Годрик попытался сосчитать этажи, и только в основном здании их оказалось восемь. А ведь были еще и башни!
— Как же содержать такую махину? — чуть слышно шептал себе под нос Салазар. — Тут ни рук, ни даже магии не хватит…
Годрик оживился.
— Джинн упомянул, что замок волшебный. Может, он сам себя содержит?
— Так не бывает… — не очень уверенно возразил Салазар. Предположение показалось ему ужасно заманчивым — но именно поэтому он в нем сомневался. Ничто и никогда в его жизни не складывалось так, как ему хотелось.
Огромные дубовые двери даже не скрипнули, легко поддавшись первому же толчку. Годрик и Салазар осторожно переступили порог, уже открыто держа палочки наготове и каждую секунду ожидая чего угодно. Однако не случилось ничего: внутри царила такая же тишина, как и снаружи. Друзья оглядывались по сторонам, изо всех сил стараясь не слишком отвлекаться на странное убранство, но уверенный покой этого здания не давал тревожиться.
— Ух ты, какая штука! — первым не выдержал Годрик, когда его взгляд уперся в огромные песочные часы.
Вот только находился в них совсем не песок, а разноцветные камни, почему-то расположенные в верхних колбах.
— Как ты думаешь, они настоящие? — спросил Годрик, зачаровано глядя на часы с алыми, будто кровь, камнями.
Салазар машинально облизнул губы. Если камни действительно драгоценные, то вопрос, как содержать замок, отпадал сам собой. Даже на одни часы можно скупить пол-Англии, а их тут целых четыре!
— Я… не очень хорошо разбираюсь в камнях, — нервно сглотнув, произнес он, — но, думаю, настоящие узнаю. Надо достать несколько и посмотреть…
Годрик согласно кивнул, и они плечо к плечу подошли к ближайшим часам. Футляр был искусно изукрашен, и друзья никак не могли найти, снимается ли как-нибудь крышка.
— Может, просто разобьем их? — предложил в конце концов Годрик, и тут же пожалел, что сказал это: портить такую красоту не хотелось.
К счастью, Салазар покачал головой, разделяя его мнение.
— Попробуй просто потянуть сверху, — предложил он, уступая место для маневра.
Годрик согласно кивнул: силой бог его не обделил. Он как раз начал тянуть, когда за их спинами раздался возмущенный крик:
— Эй, вы там, двое, что вы делаете?!
Годрик от неожиданности чуть не опрокинул несчастные часы, успев удержать их лишь в самый последний момент. Салазар побледнел и стремительно обернулся, вскидывая палочку.
На другом конце зала стояло странное создание. Серебристо-белый костюм обхватывал тело подобно второй коже, не оставляя сомнений: это была девушка. Но ни Годрику, ни Салазару доселе не приходилось видеть девушек, одетых столь вызывающе, да еще и с такими короткими — лишь до подбородка — волосами. Создание тем временем направилось к ним уверенным шагом.
— Вы зачем хулиганите? — и голос тоже был девичий: высокий и звонкий.
— Мы… это… — растерянно пробормотал Годрик, не знавший, куда деть глаза, и потому в конце концов уставившийся на кончики светлых сапожек.
— А ты, собственно, кто? — отойдя от первого потрясения, перешел в атаку Салазар.
В отличие от друга, он посмотрел прямо в глаза незнакомке — но, к своему удивлению, не сумел уловить ни тени ее мыслей.
— Я тут к диплому готовлюсь, — отрезала девица. — У меня все документы заверены, если желаете, можете ознакомиться. А вот кто вы такие и что здесь делаете?
Оглядев их с головы до пят, она презрительно сморщила носик.
— Мама дорогая, вы ролевики, что ли? Напялили на себя бог весть что…
— Но-но, это мой лучший костюм! — от возмущения Годрик опомнился.
— Так! — Салазар не собирался сдавать позиций. — Дама, это мой замок, так что попрошу его покинуть.
«Дама» окинула его еще одним внимательным взглядом, и Салазар почувствовал, что закипает. Он отлично знал, какое впечатление на женщин производит его внешность, и не собирался сносить насмешек. Однако вместо ехидных слов прозвучало иное:
— Мальчики, ну давайте посерьезнее. Это все-таки объект культурного наследия, так что кого бы вы тут ни отыгрывали, это не повод вести себя по-варварски. Вообще, Комитет по охране памятников культуры в курсе, что вы свои игрища прямо в Хогвартсе затеваете?
— Я не знаю никакого Комитета, — отрезал Салазара. — Это мой замок и…
Девушка закатила глаза.
— И откуда только эти больные на голову ролевики берутся? — в пустоту поинтересовалась она, а потом, обращаясь уже к друзьям, добавила: — Зовут вас хоть как, собственники?
— Оу… — Годрик слегка смутился. Не так часто ему приходилось встречаться с дамами, особенно такими необычными. — Я Годрик, а это Салазар…
Девушка закрыла лицо одной рукой.
— Ну да, разумеется, — фыркнула она. — А Ровену с Хельгой где потеряли?
— Кого? — озадаченно переспросил Годрик.
— Ну раз есть Основатели, должны быть и Основательницы. Или девочки с вами играть отказываются?
Бледное лицо Салазара пошло алыми пятнами. Он набрал в грудь воздуха, чтобы высказать этой девице все, что он о ней думает, однако Годрик вклинился между ними.
— Погодите. У меня такое чувство, что мы тут все друг друга не понимаем. Давайте с самого начала, хорошо?
— Сначала была точка, потом произошел Большой Взрыв, и зародилась Вселенная, — почти пропела незнакомка.
Салазар и Годрик переглянулись. Все слова, сказанные ею, им вроде бы были понятны, но суть ускользала.
— Эм… не настолько с начала, — произнес наконец Годрик. — Давайте лучше сперва скажем мы. Видите ли, мы недавно вернулись из Крестового похода. Одним из наших трофеев была лампа с джинном. Ему можно было загадать только одно желание, и мы захотели замок. Джинн обещал, что замок будет необитаемым… То есть без хозяев.
— Так что этот замок наш, целиком и полностью, — поторопил окончание истории Салазар. — Понятия не имею, как ты здесь оказалась, но тебя тут быть не должно.
Девушка несколько секунд смотрела на них в задумчивости. Потом вздохнула.
— Ладно, хорошо, будь по-вашему, — заговорила она. — Я тоже расскажу свою историю. Я в этом году заканчиваю университет по направлению ключевых магических элементов в истории человечества. Тема моего диплома — «Замок Хогвартс и его значение в магическом образовании X-XXII веков». Я вчера прилетела на Землю и буквально несколько минут назад прибыла сюда. Мне нужно получить несколько колдографий и сделать кое-какие замеры. Через неделю я вернусь на свою родную планету, прикручу практическую часть к моему диплому и смогу вздохнуть спокойно. Поэтому, пожалуйста, не мешайте мне делать эту работу, играйте где-нибудь в другом месте. И ради всего святого, не пытайтесь тут ничего ломать!
— Этот замок называется «Хогвартс»? — Салазар произнес это слово, будто пробуя на вкус. Это было практически единственным, что он уловил из всей речи.
— Да, — уже с откровенным раздражением бросила девушка, после чего ехидно добавила: — И уж Салазар Слизерин должен был это знать!
Салазар вздрогнул. Годрик не называл этой странной незнакомке прозвище, которое давно и основательно прикрепилось к его имени. И, опять же, мысли ее было совершенно невозможно прочитать…

Глава 2

Оля никогда ничего не имела против ролевиков. Сама не увлекалась, но вполне признавала за людьми — даже вполне взрослыми — право проводить свой досуг так, как им хочется. Другое дело, что ролевики существовали разные, и если одним было вполне достаточно посвятить своему хобби выходные, то другие норовили заполонить отыгрышами всю жизнь. И не только свою: самое досадное, что нежелание других играть с ними их, казалось бы, ничуть не беспокоило.
Оля же была человеком очень серьезным — родственники и знакомые считали, что даже чересчур. Она выстроила в голове схему собственной жизни давным-давно, еще в младшей школе, и с тех пор целенаправленно ей следовала. Пункт «Завершение школы с отличием» был ею исполнен, до пункта «Получение красного диплома» оставалось всего ничего. А дальше — стажировка в любимом университете, преподавание в нем же, разработка новых методик и целая жизнь, посвященная образованию и студентам.
Занятия у Оли были строго расписаны по дням, и сейчас она чувствовала, что выбивается из графика. Однако вот так просто развернуться и уйти она не могла. Во-первых, находясь в одной из древнейших магических школ Земли, Оля чувствовала ответственность за то, чтобы все тут осталось точно так же, как и до нее. А во-вторых, неизвестно, знает ли Комитет о присутствии здесь больных на голову ролевиков, и не спросят ли с нее потом за испорченное ими имущество. Разумеется, в ее невиновности вскоре разберутся, но у нее не имелось и нескольких лишних дней: диплом не ждал.
Ввиду всего этого Оля взирала на двоих великовозрастных шалопаев с неприязнью. Она уже успела пожалеть, что подошла к ним столь близко: вживались те в образ более чем основательно… А может, просто так увлеклись, что забывали мыться. Оля снова невольно сморщила нос. В теме ее диплома Основателям отводилась небольшая вводная часть, ибо времена тогда стояли столь дикие, что никаких более-менее конкретных сведений не сохранилось. И все-таки этих людей она себе представляла… поблагороднее, что ли. И если за рыжеватым верзилой с лицом деревенского парня еще можно было признать хоть какое-то обаяние, то мрачный тощий тип, чье левое плечо было значительно выше правого, да к тому же почему-то в монашеской рясе, не вызывал ни малейшего расположения. К тому же, когда он после ее ехидной реплики раздраженно сделал несколько шагов навстречу, выяснилось, что он хромает.
— Эй! — вскинулся верзила, — я его прозвища не называл!
— Тоже мне секрет! — Оля передернула плечами. — Все и так знают.
— Неужто успел прославиться? — красноватый от небритости подбородок задумчиво почесали. — А мое, часом, не донесла весть?
— Гриффиндор, — процедила Оля, думая про себя, как бы ей одной выставить этих двух лбов из исторического памятника.
И без того большие голубые глаза изумленно расширились.
— Ты что, тоже умеешь мысли читать? — бесхитростно поинтересовался он.
— А смысл этому учиться? — Оля пожала плечами и пару раз стукнула указательным пальцем по своему СКО. — Все равно блокируется.
Глаза чернявого типа моментально уперлись в СКО так, будто несчастный предмет был увиден впервые в жизни. При этом во взгляде сияла такая неприязнь, что Оля даже опешила. Потом вспомнила, как этот тип пялился ей в глаза и подивилась: неужели он и правда пытался прочитать мысли?
— В общем, мы во всем разобрались, — призывая на помощь все свои дипломатические способности, Оля постаралась прогнать из головы все лишние мысли и сосредоточиться на главном. — У меня тут действительно важная работа, и мне ее нужно закончить за неделю. Так что, пожалуйста, поиграйте где-нибудь в другом месте, не мешайте!
— Но это мой замок, — упрямо повторил «Салазар». — Так что это тебе придется уйти.
— Слушай, — прежде, чем Оля успела ответить, вмешался «Годрик», — если всего на неделю — пусть остается. Замок большой, она нам не помешает.
Судя по лицу «Салазара», он либо считал, что им очень даже помешают… либо у него заболели все зубы разом. «Годрик» пододвинулся к нему поближе и громогласным шепотом добавил:
— Ну посмотри на нее, куда она в таком виде пойдет? Ее в первой же деревне поймают и неизвестно что сотворят. Жалко девчонку!
«Салазар» пробормотал что-то на тему того, что его приятелю-кобелю всех девчонок жалко, вот только жалеет он их как-то однообразно. Однако продолжать дискуссию не стал, а молча похромал в сторону Большого Зала. Оля закатила глаза: похоже, работать придется в присутствии упертых ролевиков.

Вид с Астрономической башни открывался шикарный: окрестности на много миль были видны как на ладони. Однако вовсе не лежащие вокруг красоты занимали сейчас Олины мысли. Она совершенно точно знала, что совсем недалеко от Хогвартса должен располагаться городок Хогсмид: давно заброшенный, как и подавляющее большинство городов на Земле, но все же неплохо сохранившийся. По дороге сюда Оля в Хогсмид не заглядывала, переместилась из Земного Отдела Комитета сразу портключом, однако в музейном буклете имелось несколько его колдографий.
Городка на всем просматриваемом пространстве не было. Как и станции, и старинной железной дороги: вообще нигде, вплоть до самого горизонта. Оля оглядывалась уже в который раз, но помимо замка со всеми его постройками и квиддичным полем, во всей округе не виднелось ни следа цивилизации.
Спустившись вниз, она разыскала своих ролевиков. Годрик, по пояс голый, прыгал по двору с мечом, а Салазар, сидя неподалеку на приступке, задумчиво смотрел в сторону озера.
— Мальчики, — обратилась к ним Оля, — вы тут что-то про Крестовый поход упоминали. Ничего не напутали, а? Самый первый и то лишь в конце одиннадцатого века был.
— В одна тысяча девяносто шестом от Рождества Христова, — машинально, не оборачиваясь к ней, ответил Салазар. Годрик свою тренировку прервал, но в разговор не вмешивался.
— Ну так его же еще не было, — голосом кинопровокатора заявила Оля. — У вас же сейчас десятый век, верно?
— Как это не было? — Салазар наконец соизволил взглянуть на нее. — Давно уже был, сто лет назад.
Оля посмотрела на него озадаченно.
— Но Хогвартс был основан в десятом веке, — пробормотала она. — Как же вы играете, если не знаете даже такой ерунды?
— Дама, — устало произнес Салазар, — мы тебе сто раз уже говорили: ни во что мы не играем. Мы что, похожи на детей?
Оле очень хотелось сказать, что ролевики детства и не покидают, но сдержала эту реплику и спросила другое:
— Из которого же похода вы возвратились?
Приятели недоуменно переглянулись.
— Не понимаю вопроса, — ответил наконец Салазар. — Мы их как-то не считали. Но мы были в походе, возглавляемом королем нашим Ричардом.
Оля едва не уточнила, однако вместо этого предпочла пробормотать себе под нос:
— Ровена, какой Крестовый поход возглавлял английский король Ричард?
Негромкий женский голос в ее голове монотонно ответил, что из троих английских королей, носящих данное имя, в Крестовый поход ходил только один. Это был Ричард Львиное Сердце, активно участвовавший в Третьем походе, длившемся с 1189 по 1192 год.
— То есть у вас сейчас типа самый конец двенадцатого века, — протянула она. — А с чего такой разрыв?
Салазар с Годриком переглянулись вновь и синхронно пожали плечами. Вообще при всем своем внешнем несходстве и несовпадении характеров, они очень многое умудрялись делать в унисон.

Усилием воли выкинув все лишние мысли из головы, Оля полностью посвятила себя своей цели. Она облазила Хогвартс от самых нижних подвалов до шпилей, сделала множество колдографий, произвела всевозможные замеры магических излучений и сверку уже написанного с увиденным в действительности. Спокойно выдохнуть она смогла только тогда, когда вся запланированная работа подошла к концу. Она даже успела рассортировать все добытое по правильным разделам своего диплома. Теперь ей предстояли лишь сущие пустяки: всего лишь отшлифовать все до блеска… ну и защититься, разумеется.
Пребывая в веселом расположении духа, Оля под вечер седьмого дня опять сама разыскала «своих» ролевиков и торжественно с ними попрощалась. У Салазара на лице явственно прочиталось облегчение, да и Годрик будто бы расслабился. К Оле закралось нехорошее подозрение, что после ее отбытия эта парочка задумала отколоть нечто вопиющее, и дала себе слово, что тут же по прибытии в Комитет уточнит, а в курсе ли там насчет ролевых игр на территории историко-культурного наследия.
Вытащив из рюкзачка портключ, Оля произнесла кодовое слово. Зажмурилась — по глупой детской привычке, ибо с портключами, в отличие от аппарации, ей всегда было несколько некомфортно.
— Это что-то должно было значить? — уже ставший привычным ехидный голос заставил вздрогнуть и широко распахнуть глаза.
Перед Олей был все тот же хогвартский двор, и две наглые ролевые рожи по-прежнему пялились на нее с неподдельным интересом.
— Я должна была перенестись в Комитет… — машинально пробормотала Оля. — В смысле, в его Земной Отдел…
Она снова зажмурилась, сжала портключ покрепче и произнесла код так четко, как только сумела.
С тем же самым успехом.
— Не работает? — в голосе Годрика прозвучало искреннее сочувствие.
Оля, сглотнув, кивнула: вслух признавать очевидное у нее не было сил.
— Ну, работает или нет — это не наши проблемы, — вновь заговорил Салазар. — Ты говорила, что тебе нужна неделя, это время мы тебя тут терпели. Теперь можешь выматываться.
— Салазар, ну нельзя же так! — по-рыцарски вступился за даму Годрик. — Куда она пойдет? Да еще и на ночь глядя?
— Какое мне до этого должно быть дело? — Салазар развел руками. — Этот мир жесток! Почему-то никогда никому не было дело до того, куда пойду я
— Мне было… — пробормотал Годрик. — И тебе до меня тоже. Слушай, у нас — у тебя, в смысле — теперь свой настоящий замок. Все хорошо, верно? Так почему бы, ну, не проявить немного милосердия? Да и вообще, женщина в хозяйстве — это всегда полезно…
— Ах, женщина в хозяйстве! — насмешливо протянул Салазар. — Ты уже на нее глаз положил, да? Может, даже и обслужил?
— Вы, двое, прекратите! — вспыхнула отвлеченная от своих невеселых мыслей их пикировкой Оля. — Неужели нельзя вести себя просто по-человечески?
Две пары глаз уставились на нее с недоумением. Судя по всему, сидящие перед нею парни совершенно искренне не понимали, что такого «нечеловеческого» они только что сказали. Чувствуя, что еще немного, и она разревется прямо при них, Оля развернулась и быстром шагом направилась обратно к замку. Это пока было единственное место, куда она могла пойти.

Как ни слабо Оле верилось в то, что она по какому-то нелепому стечению обстоятельств из своего родного двадцать третьего века переместилась в конец двенадцатого, отправляться за пределы Хогвартса в своем комбинезоне она не решилась. Собственно, в таких-то по городу и у них не ходили, это была всего лишь рабочая одежда именно для отдаленных или заброшенных мест: практичная, ноская, водо— и грязеотталкивающая, а главное — гигиенически оснащенная. Оля переоделась в него перед отправкой в Хогвартс, не особо надеясь, что старинная сантехника работает. Та, на удивление, до сих пор служила исправно, но это не отменяло того факта, что вся прочая нехитрая повседневная одежда осталась в камере хранения при Комитете.
Несколько мантий классического образца в Хогвартсе имелось. Оля долго крутила в руках один из этих музейных экспонатов, размышляя, насколько этично будет его «позаимствовать», а также насколько безопасно будет показаться в нем, если на дворе действительно двенадцатый век. С одной стороны, Статус о секретности еще не принят, с другой — Оля не очень хорошо себе представляла, какое отношение к волшебникам было у немагического населения, когда они еще разделялись.
Оставалась, конечно, еще трансфигурация. Этот предмет Оле никогда особо не давался, поэтому она и выбрала максимально близкую к конечному результату исходную основу. Ей не придется изменять тип и даже материал — нужно позаботиться только о фасоне. Оля запросила СКО, как выглядел в нужное время женский костюм, и ей любезно предоставили несколько образцов. До дизайнерских изысков дело еще не дошло, и Оля пришла к выводу, что такой фасон она воссоздать вполне способна.
Решить оказалось проще, чем сделать. Глядя на очередной выкидыш своей деятельности, Оля в который раз убедилась, что трансфигурация — однозначно не ее. С отчаянья она почти дошла до мысли, что на худой конец можно попытаться скопировать рясу Салазара, и останавливало ее только то, что даже по картинкам, предоставленным СКО, она никак не могла разобрать, существуют ли различия между мужскими и женскими.
— Помочь? — сжалился наконец над нею Годрик, который уже несколько минут из коридора наблюдал за ее мучениями.
Оля подняла на него недоверчивый взгляд.
— Ты хочешь мне помочь? — переспросила она.
Последние несколько дней она со своими «ролевиками» не пересекалась, вполне допуская, что они избегают ее не меньше, чем она их. Сложившаяся ситуация давила на мозг — даже больше, чем наступившая необходимость затянуть пояс. Взятый с собой недельный паек подошел к концу, клянчить у чужих Оля не умела, а где еще в этих местах можно раздобыть еды, она не представляла. Все это вкупе и подвигло ее на то, чтобы покинуть пределы замка и попытаться выяснить хоть что-нибудь хоть у кого-нибудь.
— Ну, ты же платье пытаешься сделать? — вполне миролюбиво ответил Годрик. — Так молодец, давно пора. Мне самому неловко, а уж Салазара ты в таком виде просто бесишь. Или ты думаешь, что если я воин, то ничего иного толком и не умею?
Его взгляд внезапно стал лукавым и совершенно мальчишечьим, и Оля невольно улыбнулась ему в ответ.
— Ну, если уж ты столь любезен, — произнесла она немного смущенно и протянула ему мантию, — то да, мне нужно платье.
— Да это раз плюнуть, — похвалился Годрик, принимая ткань и пробуя ее на ощупь. — Какое желаешь?
— Ой, да любое! — махнула рукой Оля. — Просто такое, чтобы не стыдно людям на глаза показаться было.
— Ага… — глубокомысленно протянул Годрик.
Он на мгновение прищурился, вглядываясь в мантию, потом взмахнул палочкой — и вот уже у него через руку оказалось переброшенным длинное черное платье с роскошным золотым шитьем.
— Ух ты! — прошептала Оля, осторожно забирая это произведение искусства и рассматривая его на весу. — Щедро…
Еще в младших классах они проходили, что закон сохранения вещества гласит: из старой вещи невозможно сделать новую никакой магией. Как только волшебники научатся обновлять состав вещества, вопрос вечной жизни можно считать решенным. Однако мантии в замке-музее Хогвартс были новехонькими, неношеными, и платье получилось тоже с иголочки. А вот уже его красота зависела исключительно от мастерства волшебника.
— Трансфигурация — это мой конек, — слегка покраснев, смущенно пояснил Годрик. — Каждый раз думаю, что за этими походами все поперезабываю — но нет, руки будто сами помнят…
— У тебя действительно талант! — похвалила Оля, прямо в комбинезоне ныряя в обновку.
Глазомер у Годрика тоже оказался на высоте: платье село как влитое, нигде не натягиваясь и не провисая. Правда, на Олин вкус подол следовало сделать покороче, но она отдавала себе отчет, что аутентичности тогда не добиться.

Глава 3

Вечер выдался тихий и спокойный. Солнце садилось где-то за озером, золотя его гладь, и небо переливалось всеми красками. Тишина вокруг была настолько звенящей, что в какой-то момент Годрик почувствовал себя оглохшим.
— А все-таки жалко, что она ушла, — сделал он попытку заговорить.
Салазар, прищуренными глазами наблюдавший за закатом, поморщился, будто не вовремя вставленная реплика испортила ему все удовольствие от этого процесса.
— С ней было так хорошо кувыркаться? — резко произнес он, не оборачиваясь.
Годрик вздохнул. Он не обиделся, давно привыкнув, как болезненно его друг реагирует на подобные темы, даже когда сам же их и поднимает.
— Да не спал я с нею, — заявил он твердо и перекрестился. — Вот честное слово!
— Скажи еще, что и не хотел! — фыркнул Салазар презрительно, однако голос его самую малость потеплел.
Годрик задумался.
— А знаешь, действительно не хотел, — признался он наконец. — Она, конечно, вроде как и девушка — а в то же время какая-то… другая. Не леди, но и не простушка. Будто сама по себе.
Он ожидал, что Салазар, как обычно, высмеет его попытки анализировать, но тот лишь задумчиво кивнул, соглашаясь с оценкой. Салазару Слизерину тоже никогда не попадались подобные люди. Она смотрела в глаза мужчинам, словно равная, — и не было в ее взгляде вызова, как будто это равенство являлось для нее привычным и нормальным. Она произносила странные, будоражащие душу и воображение слова. Она, в конце концов, являлась для него закрытой книгой. Люди по-разному реагировали на попытки Салазара заглянуть в их мысли: большинство не замечало этого и позволяло увидеть свою душу как на ладони, кто-то давал отпор, кто-то подставлял ложную картинку… Эта девушка оказалась просто пустой. Не глухая стена, но словно камень посреди реки: все попытки Салазара войти в ее голову растекались по краям.
— Ушла — ну и бог с нею, — пробормотал Салазар, ежась то ли от собственных воспоминаний, то ли от пришедшей с сумраком прохлады.
— Я… — Годрик замялся, потом прочистил горло. — Я, наверное, тоже скоро уеду.
Салазар наконец посмотрел на него.
— Я думал, — стараясь, чтобы голос его звучал равнодушно, произнес он, — ты собирался остаться.
Годрик пожал плечами.
— Да нет, я же с самого начала не напрашивался, — простодушный ответ на невысказанный вопрос. — Спасибо, что приютил, но теперь я, пожалуй, вернусь на службу.
— Какая радость тебе, магу, служить магглам? — выпалил Салазар. — Понимаю, я — у меня выбора не было…
Он осекся и с раздражением отвернулся. Его действительно не спрашивали, когда отдавали Церкви, — как говорится, возьми себе, боже, что нам негоже. Годрик, на свое счастье, этой горькой заминки не заметил.
— Скучно же просто так сидеть, — признался он. — Да и не умею я. Мне… вот нужно быть кому-то полезным.
Салазар прикусил губу. Ну разумеется, Годрик считает, что ему он больше не нужен: до Англии добраться помог, замок вот подарил… А что он, Салазар Слизерин, останется теперь в этом своем вожделенном замке совершенно один — нет, такие мелочи Годрика Гриффиндора, разумеется, не беспокоят!
Он собирался уже выдать напоследок нечто очень едкое, как вдруг Годрик подскочил и вытянулся в струнку.
— Мне кажется — или… — пробормотал он себе под нос.
По дороге к замку шли люди. Женщина в черном платье и с нею несколько детей. Вот они приблизились настолько, что Годрик узнал собственное творение.
— Ба, да это же наша таинственная незнакомка! — воскликнул он и устремился навстречу вновь прибывшим.
Салазар вздохнул и неохотно последовал за ним.
— Это замок Хогвартс. Теперь он будет вашим домом, — донеслись до него нелепые слова, заставляя поторопиться.
— Что за чушь? — вмешался Салазар прежде, чем Годрик успел что-либо сказать. — С какой стати мой замок должен быть домом для каких-то оборванцев?
Несколько пар детских глаз устремились на него снизу вверх. Четверо девчонок и один мальчишка, судя по скромной потрепанной одежде — деревенские. Однако дерзкая девица вышла вперед, заслоняя собой малышню. Взгляд спокойных голубых глаз уверенно встретил метаемые молнии.
— Потому что Хогвартс — это школа, — было произнесено с убежденностью, но без нажима. — Вы разве не заметили? Классы, парты, доски — вам это ни о чем не говорит? Вы вообще ходили по замку? Испокон веков Хогвартс служил домом для юных волшебников и чародеев, именно в этом его предназначение. Здесь хранятся книги, здесь оборудованы лаборатория и обсерватория, здесь, в конце концов, спальни для множества учеников. Хогвартс не может принадлежать кому-то одному — он фундамент магического наследия.
Салазар с Годриком переглянулись. Они действительно, исследуя замок, отметили необычную обстановку, однако многие слова, произнесенные их странной гостьей, остались ими не понятыми.
— Я собиралась быть учителем в своем мире, — продолжала тем временем она. — И я, конечно, попытаюсь найти возможность вернуться, но пока не представляю, как это сделать. Однако и сидеть, сложа руки, я не желаю.
— Но… — все же попытался вклиниться в ее монолог Салазар, — как ты можешь приводить кого-то в мой замок и даже не спрашивать моего мнения?
— Какой же ты все-таки зануда! — презрительное женское фырканье выводило из себя. — Ну хорошо, предположим, ты тут хозяин. И что ты будешь делать здесь в одиночестве? Скакать по коридорам с воплями: «Ура, это все мое!»? Или чем там занимаются средневековые бароны? Не знаю, надо будет потом на досуге спросить у Ровены. В любом случае, разве от тебя убудет, если эти дети будут жить здесь и учиться магии?
— Погодите вы оба! — не выдержал наконец Годрик. — Что это вообще за дети и зачем ты собралась их учить?
Голова, предусмотрительно повязанная платком, чтобы не бросались в глаза коротко стриженные волосы, чуть склонилась.
— Это Мэри и Джина, — женская рука поочередно коснулась плеч стоящих рядом девочек. — Они самые старшие в своей семье, родители заняты малышами, и их совсем некому учить. Это — Кена, ее родители не владеют волшебством. Это — Бренда, она сирота, были ли ее родители магами, неизвестно. А это Освальд, его мать была волшебницей, но ее больше нет. Это те, кого я нашла первыми, потом наверняка будут и другие, но мы пока только начинаем.
— Мы? — Годрик недоверчиво хмыкнул, пока Салазар подыскивал слова для возмущенной отповеди.
— Ну да, мы. Чем больше учителей, тем более разностороннее образование получат дети. Вот, например, я почти ничего не смыслю в трансфигурации — так, немного теории, не больше. А ты — настоящий мастер. Если у кого-то из детей обнаружится талант к трансфигурации, ты сумеешь им помочь. Подумай только, Годрик! Ну неужели убивать людей лучше и благороднее, чем учить детей?
Годрик открыл рот, чтобы возразить, подумал — и молча закрыл его. Он никогда не думал о своем прошлом с подобной точки зрения. Ему действительно когда-то казалось, что путь воина полон достоинства, однако уже давно это все стало просто привычкой. Он не увидел в рыцарстве ни благородства, ни стремления защищать слабых, ни желания оказывать бескорыстную помощь. Пожалуй, именно поэтому Годрик и возвратился из Крестового похода не с войском, а с Салазаром, которому его поддержка в пути была по-настоящему необходима, пусть тот и не желал признавать этого вслух.
Сам Салазар проглотил рвущиеся наружу острые слова. Из всех людей, встреченных им на жизненном пути, лишь Годрик ответил благодарностью на его старания, лишь Годрик искренне и с открытым сердцем предложил свою дружбу. И если безумная девчонка внезапно сумеет уговорить этого неуемного вояку остаться для воплощения своей дурацкой идеи, то, пожалуй, возражать ей не стоит.
— Н-ну… — задумчиво потирая подбородок, произнес в конце концов Годрик. — Попробовать можно. Не совсем понимаю, чего ты от меня хочешь, но показать мальцам кое-какие приемы — почему бы и нет? Салазар, ты как, не против?
Слизерин, прежде чем ответить, глубоко вдохнул. Итак, Гриффиндор остается. На этом можно было бы остановиться, с благодарностью приняв неожиданный подарок судьбы, но Салазар не был бы собой, если бы не поставил условие.
— Хорошо, — сделав вид, что тоже размышляет, протянул он неторопливо. — Думаю, все вы можете здесь остаться… Если только ты наконец нам расскажешь, кто ты такая и откуда взялась.
Он снова впился взглядом в голубые глаза, однако и сейчас не увидел в них ни испуга, ни смущения. Девушка пожала плечами и согласилась.

— Итак? — поинтересовался Салазар вечером, после того, как по настоянию самовольной девицы все дети были вымыты, накормлены и отправлены спать. — Мы тебя внимательно слушаем.
Та вздохнула и покрутила в руках небольшой кубок.
— Скрывать мне нечего, — заявила она. — Но, признаться, я сама не очень хорошо понимаю, что мне рассказывать. Даже не так: как мне объяснить то, что я хотела бы сказать.
— Для начала, как тебя зовут? — решил помочь Годрик. — Вроде, уже не первый день знакомы, а ты так и не представилась.
Девушка охнула.
— Ой, да, некрасиво получилось, — призналась она. — С другой стороны, я ведь не думала, что задержусь здесь… Да и в то, что вы настоящие, тоже не верила. Меня Олей зовут.
— Олли? — переспросил Годрик.
— О-ля, — по слогам повторила девушка. — Ольга.
— В первый раз слышу такое имя, — вмешался Салазар. — Так откуда ты, Олли?
— Я… — она снова замялась, подыскивая слова. Наконец просто молча указала на небо.
— Ты хочешь сказать, что ты — ангел? — глаза Годрика изумленно округлились. — А крылья где?
— Да не ангел я, — вздохнула Оля. — Я пытаюсь объяснить, но не знаю даже, с чего начать. Вы хоть знаете, что Земля круглая?
— Земля рассыпчатая, — поправил ее Салазар.
— Земля… планета… мир, в котором мы живем, — Оля прикрыла глаза и после небольшой паузы продолжила: — Все, что есть в этом мире, — страны, моря, горы — все расположено на огромном шаре. Это — планета. Таких планет там, в звездном небе, очень много. Я живу в двадцать третьем веке — это на тысячу сто лет позже, чем вы. В мое время люди давно уже покинули Землю, здесь в основном остались только памятные места.
— Люди научились летать к звездам? — Годрик искренне заинтересовался. — Какая же мощная магия нужна для этого!
— Ну… это была не совсем магия, — Оля покачала головой. — Видите ли, пару веков назад ученые открыли, что именно делает магов магами. Структура ДНК… то есть в человеке имеются мельчайшие крупинки, которые отвечают за то, каким человек будет: как он выглядит, к чему у него таланты… владеет ли магией. Когда удалось выяснить, какая именно частичка отвечает за владение волшебством, ее подселили в каждого человека.
Салазар почувствовал, что у него идет кругом голова. Рядом Годрик встряхивал своей буйной шевелюрой, пытаясь осмыслить услышанное. Таинственная Оля посмотрела на них почти с отчаяньем.
— В моем времени больше нет деления на магов и магглов, — негромко произнесла она. — Каждый человек теперь волшебник, и магия с наукой, идя рука об руку, смогли добиться того, чего никак не могли достичь поодиночке.
— Люди живут в небесах, и все они — чародеи, — задумчиво протянул Годрик, изо всех сил пытаясь представить себе эту картину.
— Слишком нелепо, чтобы в такое можно было поверить, — заявил Салазар. Помедлив, он добавил: — Но при этом слишком удивительно, чтобы такое можно было придумать. И как же ты тогда попала сюда?
— Я прилетела на Землю, чтобы написать… э-э-э… научную работу, — ответила Оля. — Она посвящена замку Хогвартс — школе Чародейства и Волшебства. Я переступила порог в своем времени — а буквально через пять минут услышала, как вы пытаетесь выломать факультетские часы в Холле.
— Джинн сказал, что замок будет необитаем, — Салазар с Годриком переглянулись, и Гриффиндор продолжал: — Видимо, он начал переносить замок как раз в тот момент, когда ты вошла. То ли счел, что один человек — это не так много, то ли просто не заметил тебя.
— Или не успел остановить перенос, — добавил Салазар. — В любом случае, ты свалилась на наши головы.
— Ну как будто мне это было приятно! — Оля сморщила нос. — Если бы не ваш дурацкий джинн, я бы уже защитила диплом и готовилась бы к аспирантуре!
Она бросила на них обвиняющий взгляд и закусила подрагивающую губу. «Она же сейчас разревется», — подумал вдруг Салазар, глядя на нее. Он не привык испытывать жалость, однако неловкость почему-то ощутил. Ведь вызови они джинна хотя бы на полчаса раньше, этой девицы бы здесь не оказалось. И насколько все было бы проще! Не торчали бы здесь сейчас ни она, ни притащенные ею дети…
Да и Годрик Гриффиндор уже ушел бы совершать новые подвиги.

Глава 4

Дни потекли своей чередой. В первое время Оля боялась, что не сумеет справиться с тем, на что вызвалась: ведь когда-то она собиралась преподавать студентам продвинутые курсы, обсуждать с ними современные проблемы и идти проторенным путем образования. Деревенские дети, неграмотные и иногда дичащиеся, настолько выбивались из этой картины, что руки едва не опускались. С ними нужно было начинать все с нуля, обучать простейшим вещам, следить за каждой мелочью… и при этом неизменно поражаться, сколько потенциала таится даже в такой неприметной оболочке.
Самой Ольге тоже пришлось учиться, в первую очередь, как ни странно, у своих новых коллег. Годрик с явным энтузиазмом, а Салазар с показной неохотой тоже взялись за преподавание, и они, несомненно, гораздо лучше гостьи из будущего понимали, как сделать знания более доступными.
— Это просто какой-то кошмар! — не выдержав как-то, пожаловалась Оля Салазару. — Столько драгоценного времени уходит на бессмысленное зазубривание простейших вещей!
— Но с этого все начинают, — Слизерин передернул плечами. — Разве у вас не так?
— Нет, ведь есть же СКО… — начала было Оля, но жадный взгляд, брошенный на ее голову, заставил осечься.
— Кстати, — голос Салазара зазвучал вкрадчиво, — давно хотел спросить, что это такое. Ведь не просто украшение, верно?
Оля вздохнула.
— Это СКО, — начала объяснять она. — «Справочно-консультативный объект». В нем содержатся базовые данные по всем отраслям знаний.
— То есть, — Салазар озадаченно нахмурился, — вы используете артефакты, чтобы ничего не учить?
— Нет, — терпеливо возразила Оля. — Мы… Как бы тебе объяснить… Вот сколько, по-твоему, существует наук?
— Двенадцать, — Салазар вновь пожал плечами. — Маггловские тривиум: грамматика, логика и риторика — и квадривиум: арифметика, геометрия, астрономия и гармоника. А также магическая квадра: чары, трансфигурация, алхимия и гербология. И, разумеется, богословие.
Оля отметила про себя, что человек, носящий рясу, богословие отметил самым последним, однако вслух придираться не стала.
— Вот видишь, всего двенадцать, — вместо этого произнесла она. — В мое время наук неисчислимое множество. Более того, каждая из них имеет множество разделов и подразделов, и быть специалистом можно только в своей сфере. К тому же знания больше не являются чем-то тайным, доступным лишь избранным. Любой человек, умеющий читать, — а читать у нас умеют все, включая даже маленьких детей, — может ознакомиться со всем, что его интересует. Поэтому нет необходимости держать в голове базовые вещи.
— Тогда чему же учитесь вы? — судя по лицу Салазара, он очень старался уследить за темой беседы.
— Мы учимся понимать алгоритмы, улавливать причинно-следственные связи, выявлять закономерности, делать выводы, прогнозировать результаты. Это… это можно сравнить со строительством дома. Мы не изучаем пристально каждое бревно и каждый камень: мы берем уже готовое и складываем его так, чтобы получилось большое красивое здание.
Повисла небольшая пауза, в течение которой Салазар обдумывал свой ответ.
— Это сложнее, — произнес он наконец. — И требует большой ответственности.
— Верно, — Оля кивнула, радуясь, что он понял. — Именно этому я и собиралась учить моих студентов. А тут приходиться разучивать с детьми то, для чего мне самой достаточно просто спросить СКО.
Салазар снова бросил быстрый взгляд на диадему.
— Ты его зовешь «Ровеной»? — спросил он вдруг. — Дети думают, что ты разговариваешь с другой дамой, которую они не видят.
— О… — Оля даже опешила от такого известия. — Как неловко получилось… Ведь это даже не название — просто кодовое слово, после которого СКО выдает ответ. Если бы его не было, оно бы комментировало все, что говорим я или мои собеседники.
— Но почему «Ровена»? — продолжал допытываться Салазар. — Помнится, при нашей встрече ты спросила, где мы потеряли Ровену и Хельгу. Кто они такие?
Оля устало потерла виски.
— В «Истории Хогвартса» написано, что школу основали четверо волшебников: Салазар Слизерин, Годрик Гриффиндор, Ровена Рейвенкло и Хельга Хаффлпафф, — ответила она. — Ну, будем считать, что первые двое нашлись, а вот куда подевались Основательницы — ума не приложу. Я пока путешествовала по округе и собирала детей, понемногу расспрашивала местных, однако таких имен никто даже и не слышал. Может, нам еще только предстоит встретиться?
По обычно плотно поджатым губам Салазара скользнула усмешка, но сказать он ничего не успел, ибо к ним подбежала Бренда. Веснушки отчетливо выделялись на ее побелевшим от испуга лице.
— Госпожа! Госпожа! — пытаясь отдышаться, произнесла она. — Там люди со стен пропали!
— Люди со стен?.. — нахмурилась Оля. — Портреты, что ли?
Она вскочила с места и поспешила вслед за указывавшей путь Брендой. Впрочем, какой-то определенной дорогой идти и не требовалось: из Хогвартса действительно исчезли все портреты.
— Ничего не понимаю… — растерянно пробормотала Оля, глядя на абсолютно голые стены. — Ведь только утром висели! Куда они могли подеваться?
— Может, дети сняли и спрятали? — ехидно поинтересовался нагнавший их наконец Салазар.
Оля посмотрела на него с укоризной.
— Восемь этажей! — напомнила она сухо.
— Но мы же все восемь еще не видели, — парировал Салазар.
— Эй, а куда исчезли говорящие головы? — опровергая его слова, донесся с лестницы голос Гриффиндора. — Такие забавные повсюду висели, а теперь их нигде нет.
Оля застыла на месте. Ее взгляд бездумно сверлил пустую кладку стены. Нехорошая догадка мелькнула, но верить ей было страшно.
— Нам надо в библиотеку, — выдавила Оля через силу.
Ей бы очень хотелось закрыть глаза и не думать, однако она отлично понимала, что страусиная тактика тут ничем не поможет. Мужчины пожали плечами и отправились вместе с Ольгой в библиотеку. Бренда, а за нею и остальные дети, потихоньку пошли за ними.
Они все успели увидеть, как исчезают книги с бесчисленных полок. Увесистые тома не улетали, не проваливались в стену и не рассыпались искрами — они просто бесшумно испарялись. Прошло совсем немного времени, и в помещении, когда-то битком набитом книгами, осталось всего несколько свитков да пара старинных фолиантов.
— И что это значит? — Салазар нахмурился уже по-настоящему, ибо пропажа книг взволновала его куда больше, чем исчезновение бесполезных изображений.
Оля с трудом сглотнула вставший в горле комок.
— Кажется… — произнесла она, пресеклась, словно от нехватки воздуха, и только потом сумела договорить: — Кажется, Хогвартс скрывает с глаз долой все анахронизмы.
— Что? — переспросил Годрик, тоже хмурясь: происходящее и ему перестало казаться нелепой шуткой.
Оля обернулась к ним. Прежде, чем продолжить, она прикусила губу, заставляя себя четче ощущать реальность.
— Сейчас всего лишь двенадцатый век, — пояснила она медленно, одновременно стараясь сама осознать то, что говорила. — Люди, изображенные на портретах, еще не родились, книги, хранившиеся в библиотеке, еще не написаны. Будет странно, если через год, или через век, или через пятьсот лет сюда придет ученик — и узнает на портрете себя. Поэтому Хогвартс прячет все, чего не должно быть здесь и сейчас.
— Но это все находилось тут в течение нескольких месяцев! — возразил Салазар. — И исчезать не торопилось!
Ольга покачала головой.
— В течение нескольких месяцев тут был просто замок. А теперь он снова является тем, для чего и предназначен, — теперь это опять Хогвартс, Школа Чародейства и Волшебства. Начало положено, и обратного пути не будет…
Она споткнулась на полуслове, задохнувшись от ужаса. Возведя глаза к высокому потолку, Оля взмолилась:
— Хогвартс, миленький, только не убирай канализацию и водопровод! Пожалуйста! Это же не книги и не портреты, ну что плохого в том, что дети будут жить в чистоте?
— Лучше бы ты за книги так попросила, — проворчал Салазар мрачно.
Оля ответила ему точно таким же взглядом. Напоминать мужчинам о необходимости мыться приходилось до сих пор, хотя удобство туалетов они все-таки оценили. Однако ее саму с пребыванием в глубоком Средневековье примиряло только наличие банальной гигиены.

То ли волшебный замок проникся отчаянной мольбой, то ли счел, что от сантехники и правда пользы больше, нежели вреда… Однако ни туалеты, ни душевые, ни ванные комнаты исчезать не торопились. Астрономическая башня опустела, потеряв свои мощные телескопы и коллекцию современных звездных карт, а вот квиддичное поле и — к огромной радости Салазара — теплицы остались на своих местах.
Собственно, как раз из-за теплиц у Оли с ее новыми друзьями и произошел первый рабочий конфликт. Стоило Слизерину осознать, что это за прозрачные постройки во дворе, как он немедленно оккупировал одну из них, подключив к делу всех попавших в его распоряжение учеников. Оля, узнав об этом, попыталась возмутиться, однако сочувствия не нашла. И Салазар, и Годрик с редкостным единодушием отказались понимать смысл выражений «эксплуатация несовершеннолетних» и «злоупотребление властью». Оба горячо настаивали на том, что ученик является практически собственностью своего учителя, а уж гонять его при этом в хвост и в гриву — вообще дело святое. Что же касалось возраста, так тут для упертых средневековых лбов двух мнений и быть не могло: недорослей не то что нужно, а буквально необходимо нагружать работой. Брызжущая из них энергия должна идти на благие дела, а не на опасные выходки и прочие безобразия. А самым главным и, как считали эти «педагоги», непременным условием было, чтобы ученики при всем при этом испытывали к своим наставникам глубочайшую благодарность.
К Олиному изумлению — действительно испытывали. Пятеро детей, кто быстро и ловко, а кто медлительно и неуклюже, но одинаково старательно исполняли любое данное им поручение, а затем торопились назад в ожидании следующего. Олины попытки разъяснить им их права разбивались о стену непонимания. У этих детей — как, впрочем, и у их родителей, и у большинства людей в Англии и во всем мире — никаких прав не имелось. Даже тех, что казались Оле естественными, бесспорными и неотъемлемыми: на жизнь, на еду, на медицину и образование…
От осознания этого становилось до слез обидно, и утешало Олю только то, что хотя бы последнее она дать в силах. Тем более, что прилежания в учебе эти пятеро детей проявляли куда больше, нежели все Олины одноклассники вместе взятые. Выпавший шанс они ценили: и бойкая Джина, и смешливая Мэри, и пугливая Бренда, и смышленая Кена, и даже угрюмый, так ни разу никому и не улыбнувшийся Освальд.
— Им здесь лучше, чем дома, — пояснил как-то недоумевавшей Оле Годрик. — Работы у них тут гораздо меньше, а кормят каждый день. Да и ремесло они постигают — не всем так везет.
Оле трудно было бы поверить его словам, однако то, что она успела увидеть, попутешествовав совсем немного, заставляло соглашаться. Ведь не от хорошей жизни ей с такой легкостью вручили детей — причем почти всех отдали их собственные родители.
— Почему они так поступили? — не выдержала как-то Оля и все-таки задала Годрику мучавший ее вопрос. — Даже если эти дети… ну, чем-то им не нравились — разве лишние руки в хозяйстве не пригодятся?
— Смотря какие руки, — покачал головой Годрик. — А еще — смотря где. Хорошо, если семья живет в деревне, где все волшебники, или хотя бы большинство. Там все всё понимают, и даже если родители заняты, то всегда найдется кто-то, кто объяснит непонятное или исправит последствия стихийной магии. Гораздо хуже, если деревня в основном маггловская… и совсем плохо, если ребенок магглорожденный. Тогда хлопот становится куда больше, чем пользы.
— Неужели все настолько страшно? — Оля никак не могла в это поверить.
— Ну смотри, — попытался объяснить ей Годрик. — Вот, допустим, лезут дети в чей-нибудь сад за яблоками. Магглов хозяева поймают и уши надерут — на том все и закончится. А юного мага начнут за уши дергать — так из него магия сама выскакивает, и вот к обобранной яблоне у соседей еще и сгоревший сарай. Или пошлют вместе со всеми гусей пасти, заиграются, не доглядят — гуси и разбрелись. Станут созывать, да вместо гусей волков приманят.
— Ну так отчего же родителям самим не учить своих детей? — не сдавалась Оля. — Нет, с магглорожденными понятно, там и учить-то некому. Но вот у Мэри и Джины родители сами волшебники!
— Ну ты же сама сказала, что детей в их семье много, — Годрик пожал плечами. — Им за малышней бы уследить, у тех ведь стихийная магия подчас такое выкидывает, что взрослым и не снилось. Да еще и хозяйство вести. О хлебе думать и о налогах. Вот на старших времени вечно и не хватает.
Оля вздохнула. Ей всегда казалось, что книжки про «мрачное Средневековье» несколько преувеличивают. Конечно же, были войны и эпидемии — но они, пусть и в несколько изменившемся формате, никуда не делись и из двадцать третьего века. Но вот что человек мог быть совершенно пустым местом, более того, тяжкой обузой для собственных родителей — это Оля считала совершенно невозможным.
— Что ж, — резюмировала она услышанное. — Значит, Хогвартс станет тем местом, где времени хватит на каждого.

Продолжение в комментариях

@темы: Основатели, Фанфики

URL
Комментарии
2017-03-22 в 20:29 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Глава 5

URL
2017-03-22 в 20:29 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Эпилог

URL
2017-03-23 в 21:39 

Йорунн
possessed
Выходит Хогвартс создан никем, потому что находится в некой временной петле?) Занятная вышла история )
Слизерин испанец почему-то взрывает мозг напрочь) Интересно, какие болота в Испании *_*

2017-03-23 в 21:43 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Йорунн,
Выходит, что так )
По крайней мере, думаю, Хогвартс был рад покинуть будущее, где он всего лишь музей, который посещают от силы пару раз в год )

Эм? В данном фанфике он таки англичанин. Ну, наполовину ) Но родился и вырос именно в Англии.
Хотя версии у команды были разнообразные ) Эта - только для этого фанфика )

URL
2017-03-23 в 21:59 

Йорунн
possessed
Сын Дракона, и не поспоришь, опустевший Хогвартс - это печально...
За мать из Севильи глаз зацепился, пусть наполовину испанец, мозг всё равно взрывает почему-то) Меньше, чем араб или китаец. И жалко его(

2017-03-23 в 22:17 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Йорунн,
В общем, Хогвартсу повезло ;-)

Салазара и должно быть жалко - над ним же сам Граф издевался :angel2: Но если серьезно - я бы его все-таки не жалел... Он свою жизнь построил так, как хотел, и счастье свое отвоевал ) Ну и с другом ему повезло )

URL
2017-03-23 в 22:30 

*Wyrd*
Пока ты ненавидишь, противник думает.
Сын Дракона,
Классная временая петля )) Только я теперь сижу и думаю, кто такая Хелена. Хотя история с Хеленой вообще могла случится парой векой позже и с живой Ровеной, названной в честь ИИ. Легенды - штука гибкая )

Очень удачная идея с Салазаром-монахом. И мотаться собирать детей не надо - сами со всей Англии понавезут бесов изгонять ))

А мать Ольги-Хельги, кстати, могла её письмо в итоге и получить, наверное. Если Хельга его спрятала соответствующим образом.

2017-03-24 в 08:38 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
*Wyrd*,
Вот в предварительном варианте Хелена была ) Ее пришлось "выкинуть", потому что ну никак она не влезала коротко, а развернуто - времени и места на нее не хватало.
По этой истории выходило, что Хелена - просто одна из учениц Хогвартса. Но - очень любознательная. Оля уже редко носила свой СКО - из-за того, что он барахлил, да и в Хогвартсе он ей со временем стал не так уж и нужен. Однако о "диадеме Ровены" легенда уже давно сложилась. Хелена украла именно СКО, и именно его бессвязное и подчас бессмысленное бормотание почти свело ее с ума.
Мне ужасно хотелось вставить этот кусочек в основной текст - но у меня-то само повествование заканчивается на довольно раннем периоде, а к эпилогу это событие еще не произошло ( Так что вставлять некуда :weep2:

Очень удачная идея с Салазаром-монахом
Спасибо ) Параллель "Джин-Крестовый поход-"боевое братство" меня посетила сразу же, но если Годрика представить носящимся среди магглов по Палестине было вполне возможно, то Салазара (если не считать его уроженцем тех мест), загнать туда можно было только против его воли )))))

А мать Ольги-Хельги, кстати, могла её письмо в итоге и получить, наверное. Если Хельга его спрятала соответствующим образом.
Нет, письма она не получит ) Ведь Хогвартс исчез из будущего в тот момент, когда Оля переступила порог. Т.е. в тот момент, когда ее родители хватятся, Хогвартса уже не будет.

URL
2017-03-24 в 23:13 

*Wyrd*
Пока ты ненавидишь, противник думает.
Сын Дракона,
Точно, диадема! Я совсем забыла про диадему )))) Это всё объясняет ))) Гениальная идея, жаль, что не влезла.

Годрика представить носящимся среди магглов по Палестине было вполне возможно, то Салазара (если не считать его уроженцем тех мест), загнать туда можно было только против его воли )))))
Ну-у... ещё он мог там оказаться самостоятельно в поиске арабских премудростей. И тут вдруг - трах-бах, крестоносцы, испортили ему всю стажировку )) Но это бы была уже другая история )

Т.е. в тот момент, когда ее родители хватятся, Хогвартса уже не будет.
Ну так она ж об этом знала, могла письмо и не в Хогвартсе спрятать. И ещё зачаровать как-нибудь, чтоб оно в заданную дату всплыло. "Мам, ты только не волнуйся, у меня всё нормально, но я попала в прошлое и стала Хельгой Хаффлпаф." А то ж у бедной мамы дочь взяла и просто испарилась ((

2017-03-24 в 23:24 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
*Wyrd*,
Ну вот я об этой диадеме все думал... Даже расписал для себя, что их самыми разнообразными производят: от почти незаметных/невидимых обручей до роскошных корон ) Кому какие нравятся ) Оля - девушка молодая, так что у нее была вполне себе изящная диадема.

Ну-у... ещё он мог там оказаться самостоятельно в поиске арабских премудростей. И тут вдруг - трах-бах, крестоносцы, испортили ему всю стажировку ))
Слушайте, это отличный вариант! :inlove: Но правда да, история совсем другая... :weep: А ЗФБ закончилась, и на новую мы вряд ли пойдем, потому что я капитаном "большеникогда", а кроме меня это нафиг кому сдалось (

Мам, ты только не волнуйся, у меня всё нормально, но я попала в прошлое и стала Хельгой Хаффлпаф
И вот на этом месте маме самое время волноваться ))))))
Но вообще ладно, почему бы и нет ) Если Вам так будет спокойнее - то пусть мама письмо получит )

URL
2017-03-25 в 07:35 

*Wyrd*
Пока ты ненавидишь, противник думает.
Сын Дракона,
С диадемой восхитительно логично получилось )))

А ЗФБ закончилась, и на новую мы вряд ли пойдем, потому что я капитаном "большеникогда", а кроме меня это нафиг кому сдалось (
Да ладно, мало ли. Вдруг ещё кто соберётся. И вообще, фанфики можно не только на ФБ писать ;)

Если Вам так будет спокойнее - то пусть мама письмо получит )
Вот теперь я совсем счастлива :red:

2017-03-25 в 08:48 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
*Wyrd*,
Спасибо! :shuffle2:

Не, ну я в сообществе народу ключи предложил - все вежливо промолчали ) Я, конечно, где-нибудь осенью еще раз предложу - но мне-то самому лучше заранее знать... Потому что БЕЗ Битвы я пишу очень-очень медленно, а Битва (и сокомандники )) добавляет волшебного пенделя.

:dragon2:

URL
2017-03-26 в 03:24 

alma725
Сын Дракона,
какая отличная вещь и замечательная, причем совершенно необычная версия. Я немножко сломала голову, пытаясь придумать кто же тогда построил Хогвартс, но видать здесь и правда какое-то искривление времени-пространства. А версия очень интересная и читать было увлекательно. Про СКО вы отлично придумали, и как все строилось, и про Крестовые походы - все внутренне логично. Герои хорошие - все! Со своим характером, и Салазару сочувствуешь (хотя там характер явно не подарок от такой жизни. но вообще вы здоровски прописали его неуживчивость и некий излом - а внутри, в душе-то он человек неплохой и не лишен эмпатии), и Годрику с его удивительной доблестью и честью (типа нельзя на магов с палочками) и при этом он не громила, а действительно на грани гениальности владеет Трансфигурацией, и девушка Оля-Хельга действительно получилась человеком 23 века - и ее страшно жаль, ведь ни с мамой ни с кем другим она больше не встретится, но при этом свою миссию она тоже нашла.
Круто!

2017-03-26 в 11:25 

Владлена
Думалось - одно, хотелось - другое, Ну а то, что получилось - наперекосяк... (С)
alma725,
Загадочнее всего в истории - в ПЕРВЫЙ-то раз Хогвартс таки должен был кто-то построить. В будущем он потому, что остался с прошлого, а в прошлом появился потому, что перенесен из будущего, то есть, опять же оставшийся с прошлого...

2017-03-27 в 13:35 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
alma725,
Спасибо большое )
У меня давно свой устоявшийся фанон по Основателям, но ЗФБ - отличный шанс дать себе возможность поиграть вероятностями ) Мне хотелось попробовать другие варианты событий - и я рад, что что-то из этого удалось )

Про Крестовые походы, скажу честно, хотелось больше ) Изначально планировался целый пролог с добычей этой лампы, но... Не укладывался я, не укладывался :facepalm3:

Оля изначально планировалась вообще чуть ли не комсомолкой из фантастических рассказов времен СССР ) Что-нибудь в духе "человечество и звезды, всеобщее благоденствие и т.д." Потом я понял, что это дорога либо к пафосу, либо к стебу, поэтому образ пришлось сильно перекроить. Но все-таки она принесла то хорошее, что было в ее времени - и училась тому хорошему, что было раньше )

Владлена,
Замок - это подразумевается - сам по себе ) Никто его не строил. Все не так радикально, как в "Запретном Лесу", но корни у обеих историй одинаковые :angel2:

URL
2017-03-27 в 22:43 

alma725
Сын Дракона,
да! про Крестовые походы Годрика и Салазара тема какая-то благодатная, вот реально отличная идея.

Вот в Олю-комсомолку тоже верю, но здесь вполне это и получилось, в том смысле, что она из очень неплохого будущего, можно порадоваться за то, что нас всех ожидает :)

2017-03-28 в 08:57 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
alma725,
Ну, может, если каким-то чудом команда на следующий год соберется - то и покопаем...
Хотя вряд ли соберется: я капитаном "большеникогда", а другие желания капитанить не изъявляют )

она из очень неплохого будущего, можно порадоваться за то, что нас всех ожидает :)
Будущее не такое уж благостное ) Оля сама при анализе событий думает, что "войны и эпидемии есть и в ее времена". Просто Оля, с одной стороны, немного наивна, потому что живет в достаточно благоприятной обстановке: Хорошая планета, хорошая семья, хорошее образование и отличные перспективы ) Но с другой стороны, она также ориентируется и на ценности, привитые ей обществом. Она не сомневается в имеющихся правах, так что твердо уверена, что даже если что-то в жизни пойдет не так, это всегда можно исправить законным путем. Для закона и возможностей в ее понимании равны все, и поражает ее именно вот это разграничение, где кому-то можно вообще все, кому-то можно чуть-чуть и с оглядкой, а кому-то нельзя ничего. И не "по понятиям", а именно "по закону".

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Валашский Замок

главная