22:47 

Немного о мамонтах

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Ну и вторая история – она гораздо веселее (насколько у меня вообще может быть веселее, конечно )) И, в отличие от первой, написалась она от души и от сердца.

Название: Немного о мамонтах
Автор: Сын Дракона
Бета: poppy bun
Размер: миди, 4038
Пейринг/Персонажи: Вульфстен, Зехир, мамонт
Категория: джен, упоминается слеш
Жанр: юмор
Рейтинг: PG
Краткое содержание: У гномов возникли проблемы с мамонтами — да такие, что пришлось искать помощи на стороне
Примечание: по миру Heroes Might and Magic V

1.
Быть королем вовсе не так здорово, как считает большинство. Казалось бы — избитая истина, но сколь же многие продолжают упорно тянуться к власти!
Вульфстен подавил рвущийся наружу вздох. Пусть сам он к короне и не стремился, но правителем все же стал, а это вовсе не то же самое, что командовать небольшим гарнизоном на границе. Сколько проблем разом навалилось — за годы не разгрести! И это только местных, подземных. А сколько еще всего во внешнем мире произошло — и ведь со всем этим тоже предстоит как-то жить.
Впрочем, чужие проблемы сейчас отстояли от Вульфстена далеко как никогда. Своих более чем хватало. Например, вчера ремонтировали один из старых коридоров — потолки там опасно провисали — и неопытная бригада обвалила на себя целые куски. Жаль парней: молодых сильных рук никогда не бывает достаточно, особенно под землей, где за всем нужен глаз да глаз. Обидно и за мастеров, что их обучали: выпустили, называется, работничков! Семьям, конечно, компенсации не полагалось: участок опасным не был, все косяки — исключительно на совести самих ремонтников; но ведь как не понять, что после затяжных войн в очередной раз терять близких страшно.
Вульфстен нахмурился. Думал он сейчас совсем не по-гномьи. Гномы — они прагматичнее, суровее. А он нахватался на поверхности человеческих штучек и теперь вот сам себя накручивает. Стандарты работ выполнять надо — тогда и потолки падать не будут!
Подавив раздражение, он взялся за новый доклад. Этот был повеселее: разрабатывая жилу, бригада наткнулась на другую, более богатую. Просят разрешения перейти на нее. Несмотря на хорошую новость, Вульфстен скрипнул зубами: ну и бюрократия! В старые добрые времена никто бы и спрашивать не стал, гномы на местах и сами отлично знали, как полезнее и выгоднее. А теперь вот пока бумажкой не прикроются, лишний раз не чихнут.
Однако одно из последних донесений заставило Вульфстена забыть обо всем. Он несколько раз перечитал его, не веря своим глазам, и надолго всерьез задумался.
Так сложилось в Асхане, что каждая раса отдала предпочтение своим видам ездовых животных. И то сказать, никто никогда не слышал, чтобы эльф, предположим, катался на слоне, а человек умудрился взобраться на единорога. Правда, Вульфстен так до сих пор и не решил, чем это маги отличаются от всех остальных людей, но что культура у них своя — с этим, разумеется, не поспоришь.
Гномам выбирать было особо не из кого. Крупные звери под землю лезть не любили: те же кони, хоть и слушались своих хозяев, а все же энтузиазмом не пылали. Ну а на кротах, ясное дело, не покатаешься. Так и ходить бы гномам, подобно мерзостным демонам, на своих двоих, если бы не повстречался им необычные звери. Достаточно большие и сильные, чтобы возить взрослых гномов в полном доспехе, достаточно умные, чтобы слушаться, достаточно смелые, чтобы не бояться битв, — и при всем при этом предпочитающие жить в подземельях. Более того, так как сами они проходов рыть не умели, то с большой охотой пользовались путями, проложенными до них. В народе их индриками прозвали и сперва считали, что солнечного света они вовсе не переносят.
Кое-кто из эльфов, правда, утверждал, что на поверхности земли такие тоже когда-то жили — только покрупнее. Но вымерли, непонятно отчего. Они сначала и в индриков верить не хотели — ну да гномы и сами не горели желанием демонстрировать всем своих новых друзей. Им-то дела до чужих научных изысканий не было. Жили индрики когда-то наверху или не жили — дело десятое. Главное, что они в хозяйстве очень полезные. Вот наверху, может, и вымерли — а тут, под землей, остались. Для гномов специально.
Однако сейчас перед Вульфстеном встал вопрос: а надолго ли?
Ибо постепенно, век за веком, всех индриков гномы забрали под свою опеку. Не дело, считали они, чтобы такой полезный зверь где попало шлялся — да, собственно, кроме как по гномьим же коридорам им и ходить-то было больше негде. Вот и разделили по своему разумению: самцов — под седло командирам, самок с детенышами, все равно предпочитавших держаться вместе, — в отдельный загон, где их кормили и поили.
Кто ж знал, что тот самый обрушенный потолок вызовет такую реакцию, что на дальней штольне пробьется подземный поток? Пока все были заняты тем, что незадачливых строителей из-под завала вынимали, пещеру с индриковскими самочками затопило. И когда спохватились, было уже поздно кого-либо спасать.
Вульфстен с непривычной растерянностью смотрел на донесение. И как же теперь быть? Самцы, размещенные отдельно, конечно, не пострадали, и на данный момент боевой готовности армии урон не нанесен. Но… насколько же их хватит? Даже если никто не погибнет в бою, и не возникнет эпидемии, и не случится еще чего-нибудь непредвиденного — не такой уж долгий у индриков век. Несколько десятков лет — и все нынешние самцы, ходящие под седлом, состарятся. И на смену им никто уже не придет…

2.
— Я тебе, разумеется, ужасно сочувствую, но все же не понимаю, причем тут я.
Зехир прищурил свои темные глаза, глядя на внезапного гостя. Признаться, он не ожидал увидеть Вульфстена вновь столь скоро и отнюдь не был уверен, что ему хотелось этой встречи. Нет, они недурно сработались в свое время, но у Зехира вполне хватало собственных забот, чтобы думать еще и о чужих, пусть и трагически погибших, мамонтах. Однако же смущающийся Вульфстен был фигурой настолько занятной, что Зехир невольно заинтересовался. Кожа гнома, гораздо более плотная, нежели кожа человека, хуже выдавала эмоции, однако Зехир мог поклясться, что, услышав его вопрос, Вульфстен слегка покраснел.
Желая пресечь образовавшуюся паузу и подтолкнуть его к продолжению диалога, Зехир вновь заговорил:
— Я, конечно же, был бы рад тебе помочь — но пока ты молчишь, я даже не представляю чем.
Вульфстен крякнул и, решившись, выдал:
— Мне бы самочку.
В первое мгновение глаза Зехира округлились до размеров полноценных золотых. Подобного от старого знакомого он не ожидал — да и как ожидать, если гномы в открытую насмехались над другими расами, считая себя венцом творения. Чтобы гном возжелал человеческую женщину — это история небывалая! Да и выражение прозвучало грубовато даже для не славившегося куртуазностью Вульфстена.
Тот, в свою очередь, целую минуту смотрел на ошарашенного собеседника, а потом, видимо, сообразив, о чем тот подумал, побагровел.
— Да не лично мне, извращенец ты недоделанный! — проревел он в смущении. — Индрику моему!
Зехир с облегчением тряхнул кудрявой шевелюрой. Картина мира, щелкнув, встала на свое место. Уже придя в более уравновешенное состояние, он просто развел руками.
— Я польщен твоим мнением о моих способностях, но некромантией я не занимаюсь и поднять ваших мамонтов не в состоянии. Да и, скорее всего, зомби к размножению все равно оказались бы неспособны.
— Да на кой мне зомби? — отмахнулся Вульфстен. — Мне живые нужны. И они индрики.
— Мамонты они, — нравоучительно настаивал Зехир. — Во всех научных трудах они — мамонты. Только у нас, на поверхности, они давным-давно все вымерли. У вас под землей какая-то последняя популяция оставалась.
— Теперь вот не остается, — тоскливо вздохнул Вульфстен. — Слушай, ну не выпендривайся, а? Это действительно вопрос жизни и смерти. Вон у вас слонов сколько — поделитесь!
Зехир в задумчивости почесал переносицу.
— Так вот ты про что, — протянул он. — Ну, мамонты ваши, быть может, и находятся в каком-то родстве с нашими слонами — но настолько ли оно близкое, чтобы они заинтересовались друг другом?
Вульфстен хмыкнул.
— Раилагу это не помешало за Изабель ухлестывать — хоть они и не к одной расе принадлежат. И сдается мне, что пообщайся они подольше, у них бы и малыши пошли.
Зехир посмотрел на него почти с восхищением.
— То есть на основании того, что темный эльф Раилаг влюбился в человеческую женщину Изабель, ты выводишь теорию, что слон и мамонт, во-первых, проявят взаимный интерес, а во-вторых, сумеют оставить полноценное потомство?
Он из последних сил старался не расхохотаться, но чувствовал, что скоро уже не сможет сдерживаться. Гномы могут быть отличными воинами и прекрасными мастерами, однако гном, выдвигающий научную теорию, представлялся весьма забавным.
Вульфстен ответил ему мрачным взглядом.
— Что ж, — произнес он, — дела у нас идут не так чтобы гладко, и каждый из ресурсов на счету, но уж коль ты не хочешь помочь по-дружески, то — сколько?
Зехир не выдержал и все-таки всхлипнул от смеха.
— В смысле, сколько я возьму за то, чтобы посмотреть, как ты будешь пытаться спаривать мамонта со слоном? Да боги с тобой, Вульфстен! Такое зрелище само по себе стоит немало. Тащи своего «индрика»!

3.
— Мда, что-то энтузиазма не наблюдается. Ни малейшего.
Зехир и Вульфстен стояли у ограды загона, в который запустили животных. Право быть первым кавалером Вульфстен предоставил своему собственному мамонту, на роль дамы он, с разрешения Зехира выбирать кого угодно, назначил крупную упитанную слониху. Однако звери, судя по всему, даже не представляли, чего от них ожидают. Слониха не проявляла интереса к маленькому, крупноголовому и волосатому мамонту, а тот, в свою очередь, полностью игнорировал ее гладкие бока, уходящие ввысь от его взгляда.
— Ему, это, тут просто неуютно! — быстро нашелся Вульфстен. — Тут вон сколько лишнего простора, солнце, опять же. Их бы в пещерку какую-нибудь…
— Не пойдет, — Зехир с искренним сожалением покачал головой. — Я и своего-то слона, тренированного, воспитанного, привычного к командам, еле-еле заставил к вам в подземелья спуститься, а самок отродясь никто не дрессировал. Но даже если мы ее стащим туда силой, то весьма сомневаюсь, что в темноте и тесноте она почувствует романтический настрой.
— Ну и что же ты предлагаешь? — поинтересовался Вульфстен.
Идея скрестить индрика со слонами магов, пришедшая ему в голову пару недель назад, после получения страшного известия, на данный момент была единственной. Других выходов из сложившейся ситуации он просто не видел. К тому же, считал Вульфстен, отчаиваться было рано. У гномов процесс ухаживания тоже не всегда гладко проходит.
— Ну даже не знаю, — задумчиво протянул Зехир. — Может, он ей попробует букет подарить?
В ответ на возмущенный взгляд Вульфстена он начал оправдываться:
— А что такого? Слоны — они травоядные, она бы оценила.
— Слушай, не изображай из себя еще большего идиота, чем и так кажешься, — насупился Вульфстен. — Не нужен тут никакой букет. Просто она ему не нравится, вот и все.
— Сам выбирал, — мстительно напомнил Зехир, но Вульфстена это не смутило.
— Ну так то я, а у него, может, другой вкус, — заявил он, и на сей раз магу потребовалось все его самообладание, чтобы не прокомментировать это высказывание.
— Ладно, давай пойдем другим путем, — предложил Зехир. — Сегодня уже не будем его дергать, пусть походит по загону, привыкнет к нему, к небу, к солнцу… Поест, к слову, по-нормальному. А завтра выпустим к нему несколько самочек — на выбор. Идет?
Вульфстену не оставалось ничего иного, как согласиться.
На следующий день уже Зехир отправился в слоновник и подобрал кандидаток самостоятельно. В отличие от Вульфстена, который хотел, чтобы особь была покрупнее и повнушительнее, он выбрал самых небольших из имеющихся самок. Зехир вполне допускал, что рядом с «дамой», возвышавшейся над ним, мамонт чувствовал себя недостаточно уверенно.
Теперь перед мохнатым «кавалером» паслось целых пять молоденьких самочек. Зехир и Вульфстен вновь провели перед загоном все утро, но даже возможность выбора не увлекла мамонта на подвиги. Он преспокойно пасся, игнорируя обилие противоположного пола, и весь его интерес сводился исключительно к процессу питания.
— Слушай, ты его не кормишь, что ли? — первым не выдержал Зехир. У него накопилась уйма дел, но вот так просто уйти и пропустить знаменательный момент он позволить себе не мог. — Такое впечатление, что у вас не загон с самками затопило, а сеновал!
— Как будто твои жрут меньше! — огрызнулся Вульфстен.
Слонихи и правда не отставали от потенциального жениха.
Зехир облокотился на перекладину загона и в задумчивости протянул:
— Так мы далеко не уедем…
— Может, — высказал предположение Вульфстен, — ему не нравится, что они такие… ну, лысые?
Зехир фыркнул.
— Ну знаешь ли! — произнес он. — Обваливать своих слонов сперва в смоле, а потом в шерсти я не позволю. У нас и шерсти-то столько нет. К тому же это жестоко по отношению к бедным животным: они же тут спекутся. О! Может, твоему мамонту жарко?
Вульфстен почесал в затылке. Ему-то самому и правда было жарковато: его одежда из плотной ткани и кожи не слишком подходила для здешних мест, а ни одно местное одеяние на него просто не налезло бы. Не то чтобы было совсем плохо — какой гном не привычен к огню от горна? — а все же жалящие лучи солнца являлись чем-то принципиально иным. Но вот может ли страдать от жары мамонт — об этом Вульфстен как-то не задумывался.
На третий день мамонта привели в новый загон, который наскоро соорудили по приказу Зехира. В центре там оказался довольно большой водоем с фонтаном-каскадом, и деревьев было больше. Количество слоних увеличилось до двух дюжин, и на сей раз Зехир решил сделать ставку на разнообразие. Перед мамонтом теперь паслись большие слонихи и маленькие, юные и зрелые, постройнее и поплотнее, белые, серые и даже одна золотисто-кремовая. Были слонихи с большими бивнями, маленькими бивнями и почти совсем без бивней. Были с аккуратными маленькими ушками и с ушами-опахалами.
— Может, он у тебя импотент? — в отчаянии вопросил Зехир, потратив очередное утро на наблюдение за мамонтом, который ел, купался и полностью игнорировал предоставленный ему гарем.
От тычка мощного кулака он уклонился и даже предусмотрительно отошел подальше, прежде чем продолжить:
— Нет, я серьезно! Ну сколько можно? Перед ним разве что только не танцевали еще! Вот какого, я извиняюсь, рожна ему нужно?
Вульфстену ужасно хотелось осадить этого балабола, но крыть было нечем. Уж на что самого себя он всегда считал сдержанным гномом, но отлично понимал, что если бы он оказался в подобном цветнике — не слоновьем, разумеется, а гномском — то не удержался бы и приударил за кем-нибудь. Ну нельзя, же в самом деле, полностью игнорировать подобное общество!

4.
После долгих дебатов Вульфстену и Зехиру удалось прийти к более-менее общему мнению. Зехир, разводя руками, утверждал, что ничего, кроме как просто запустить мамонта на общий выпас, не остается.
— К тому же пойми ты своей каменной головой, — внушал он, — то, что преподносят на блюдечке, очень часто не ценят. В нормальной ситуации самцы сперва мутузят друг друга, чтобы доказать свое право на самку. Вот и твой пусть потолчется между остальных, проникнется, так сказать, общим духом. Тогда и поймет, какой шикарный шанс проворонил, — и, может, наконец начнет шевелиться. Или ты боишься, что они его затопчут?
Вульфстен на это насупился и огрызнулся.
— Это еще кто кого! — заявил он. — Глянь, таких бивней, как у моего, ни у кого из твоих нет! Да и пока сквозь его густую шерсть пробьются, он всех вокруг порвет! Вот как должен выглядеть настоящий боевой индрик, а лишним футом в росте похваляться — последнее дело!
Однако надолго оставаться он не мог. Они с Зехиром воспользовались случаем лично разобрать кое-какие наметившиеся совместные дела, но куда больше проблем Вульфстена ждало дома. Поэтому бедному мамонту на то, чтобы выбрать себе даму сердца, выделили всего неделю.
В первый день общего выпаса Зехир с Вульфстеном, будто часовые, вновь дежурили у загона. Втайне от гостя Зехир дал команду своим людям быть настороже: все-таки действительно пока неясно, как поведут себя другие самцы в отношении мохнатого сородича, а прикончить, пусть и ненароком, чужого зверя будет крайне некрасиво. Тем более что если этот мамонт не проявит активности, то он и сам скоро вымрет окончательно, без всякой посторонней помощи.
Первым в загон выпустили стадо. Как и гномьи мамонты, слоны предпочитали держаться женским коллективом, заботливо окружающим детенышей. За ним запускали уже самцов: те разбредались по одному или — кто помоложе — небольшими группками. Мамонт был пониже большинства из них, однако, даже если не брать в расчет шерсть, за детеныша его бы никто не принял — точно так же, как никто в здравом уме не принял бы за подростка гнома. То ли за счет шерсти, то ли за счет самого строения тела куда более массивный, головастый, с длинными и мощными бивнями, мамонт внушал уважение и вовсе не казался младше или слабее гладкокожих сородичей.
Самих обитателей загона, судя по всему, подобные рассуждения не занимали. И слоны, и их гость мирно паслись, не особо обращая внимания друг на друга. Интерес проявил лишь один слон, поистине огромный даже среди остальных и ослепительно белый.
— Это что за чудо такое? — с подозрением поинтересовался Вульфстен, пристально следя, как великан неторопливо топает к его индрику.
— А, это Сугроб, — с невинным выражением на лице ответил Зехир. — Правда красавец?
— Сугроб?! — Вульфстен от удивления даже отвлекся от созерцания слонов и обернулся к собеседнику. — Здесь?!
Действительно, среди простирающихся до горизонта песков, бескрайнего синего неба и раскаленно-белого солнца само это слово звучало резким диссонансом.
— Это мой слон, — усмехнулся Зехир. — И я назвал его так в память о тех кошмарных временах, которые был вынужден провести среди снегов. К тому же он большой и белый. Вот разве что не холодный — но это ему в плюс.
— У тебя был другой слон, — припомнил Вульфстен.
— Так тем еще батюшка владел, — Зехир отмахнулся. — И со мною он столько всего прошел. Я тут некоторое время назад подумал и решил, что ему уже пора на заслуженный покой.
— К тому же тебе захотелось покататься на Сугробе, — ехидно отметил Вульфстен.
Зехир лишь безмятежно улыбнулся.
Белый слон, обнюхав тем временем пришельца со всех сторон, видимо, счел его безопасным для прочих слонов и спокойно отошел. Зехир с Вульфстеном дружно перевели дыхание: менее всего обоим хотелось, чтобы вожаки вступили в потасовку. Хоть Вульфстен и был уверен в боевых достоинствах своего мамонта, а все же одному против такой толпы не выстоять.
Сугроб заметил хозяина и подошел к ограде. Протянув хобот, он ласково ткнулся Зехиру в плечо.
— Попрошайка! — с усмешкой констатировал тот, но все же вынул из кармана какой-то комочек. Развернув вощеную бумагу, он протянул слону сладко пахнущий шарик.
— Обожает рахат-лукум, — притворно пожаловался Зехир Вульфстену. — Много я ему, конечно, не даю — но зато он твердо знает, что получить любимое лакомство можно только от меня.
Слон с заметным удовольствием проглотил сладость и на всякий случай ткнулся в хозяина снова. Зехир похлопал его по хоботу и покачал головой.
— Хватит! А то растолстеешь и будешь лежать на солнце, пока не растаешь. Хорошего понемножку.
Обернувшись к Вульфстену, Зехир предложил:
— Давай уже уходить отсюда. Мы третий день тратим на этих слонов, времени уже жалко. Да и, — тут он лукаво прищурился, — наши ученые путем многолетних наблюдений установили, что вот кролики, например, размножаются гораздо лучше, когда им не мешают наблюдениями наши ученые. Все, что могли, мы уже сделали — а дальше пусть они разбираются сами.
Вульфстен желал бы остаться еще хоть на немного — ему казалось, что моральная поддержка его индрику не помешает, — однако Зехир оказался непреклонен. В конце концов гостя удалось увлечь обратно во дворец, и до конца дня животных больше никто не тревожил.
Зехир не позволил Вульфстену пойти к загону ни на следующий день, ни на третий.
— Да пойми ты, — внушал он, — что твоему мамонту надо обжиться среди стада. Пока он тебя видит, он делит весь мир на две неравные части: вот тут он и ты, его хозяин, а вот там — все чужаки.
— Ты что же, хочешь, чтобы он думал, будто я его бросил? — возмущался Вульфстен.
— Не «бросил», а просто не стоишь над душой, — поправил его Зехир. — Это разные вещи. Пока ты маячишь где-то рядом, он всегда готов следовать за тобой. А когда тебя нет поблизости, то он имеет полное право расслабиться… и предаться удовольствиям. Не мешай животному находиться в естественной среде обитания!
— Это ему не естественная среда, — пробурчал Вульфстен. — Естественная для него — под землей.
— А я бы, кстати, поспорил с этим! — Зехир с радостью ухватился за возможность переменить тему. — Вот смотри, у всех норных животных есть приспособления, помогающие копать землю. У большинства это лапы, у кого-то — определенное строение морды. Однако мамонты совершенно очевидно не приспособлены к рытью нор и проходов самостоятельно. Я тут почитал соответствующие труды и освежил в памяти кое-что на этот счет. Ты ведь знаешь, что на поверхности тоже когда-то такие жили?
— Да, так говорят, — неохотно согласился Вульфстен. — Эльфы, кажется, утверждали, что якобы так оно и было. Что их еще люди застали, но из-за своего короткого века успели позабыть. Но эльфы вообще много насчет чего заявления делают — да кто ж им верит.
— Так вот, — с энтузиазмом продолжал Зехир, — от этих прежних мамонтов даже кости временами находят. И, судя по этим костям, они наших слонов раза в два больше были!
Он развел руками, будто собираясь изобразить гипотетического древнего мамонта, и Вульфстен машинально проследил за его движением. Потом, встряхнув головой, поморщился.
— Враки, — отрубил он. — Таким огромным и жрать-то нечего было бы!
— Ну вот одна из версий, что от голода они и вымерли, — не стал спорить Зехир. — Что-то в мире пошло не так, еды стало не хватать, и самые крупные животные стали умирать от голода. Возможно, как раз в этот момент от остальных отделилась группа низкорослых особей, которая забрела в пещеры и там питалась подземным мхом. Ну а там нашли заброшенные гномами штольни — и прижились.
— Это ты, конечно, очень гладко рассказываешь, — покачал головой Вульфстен, — да только что с того толку? Теперь-то какой смысл в этой истории?
— Это я к тому, — пояснил Зехир, — что, может, зря вы так отчаиваетесь? Если со слонами так ничего и не получится, то попробуйте поднять архивы — где у вас самые старые раскопки были? Я знаю, что гномы бережно хранят свою историю и никогда ничего не уничтожают. Быть может, там, в похороненных за века катакомбах, все еще обитают мамонты — просто они вам еще не попадались. Ведь те, кого вы приручили, просуществовали несколько веков без вас — возможно, другие стада и сейчас существуют.
— Это мысль… — задумчиво согласился Вульфстен.
Предложение Зехира, несомненно, обладало достоинствами. Во-первых, оно давало дополнительную надежду. Во-вторых — что греха таить, Вульфстен опасался того, что отпрыски индриков от слонов окажутся недостаточно мохнатыми, чтобы выносить северные холода, и, возможно, слишком высокими, чтобы гномам было на них удобно ездить.
Но с другой стороны — а существуют ли они вообще, эти другие индрики? Поднять архивы, конечно, не сложно: Зехир прав, гномы хранили все, не столько из бережного отношения к своей истории, сколько из страсти к упорядоченности. Но вот снаряжать экспедиции к давным-давно заброшенным разработкам — это дело дорогостоящее. И далеко не факт, что оно окупится. Может, это было одно-единственное племя индриков, выжившее на радость гномам. Ведь и правда, несмотря на то, что индрики отлично прижились под землей, сами они обеспечить себя проходами были не способны.
Только в самый последний день, накануне отъезда, Зехир позволил Вульфстену наконец вновь увидеться с его собственным мамонтом. Картина, открывшаяся их взглядам, оказалась исполнена привычного умиротворения: все животные преспокойно паслись в загоне. Мамонта они нашли очень быстро: его темно-рыжая шерсть отчетливо выделялась на фоне сочной изумрудно-зеленой травы.
— Интересно, у него все-таки с кем-нибудь что-нибудь было? — задумчиво глядя на него, в пустоту вопросил Вульфстен.
Зехир положил руку на сердце.
— Я даю тебе честное слово, что, если однажды одна из моих слоних принесет мохнатого слоненка, я, как только это станет возможным, отошлю его счастливому папаше. И буду, как я понимаю, ждать визита новых… гхм… ухажеров.
Вульфстен хотел было спросить еще что-то, но тут обзор им перекрыл приблизившийся белый слон. Сугроб радостно приветствовал хозяина и привычно начал выклянчивать сладости.
— Я тебя балую… — вздохнул Зехир, но все же протянул слону очередную порцию лакомства.
Вопреки его ожиданиям, Сугроб не проглотил подношение сразу же, а, бережно держа комок хоботом, потрусил обратно в глубину загона.
— Что это с ним? — искренне поразился Зехир. — Куда он это понес?
— Может, запасы решил на зиму сделать? — ухмыльнулся Вульфстен и мстительно добавил: — Может, ты их так плохо кормишь, что они беспокоятся о своем будущем!
Зехир лишь отмахнулся от такого предположения.
— Возможно, — предположил он в свою очередь, — угостить кого решил? Хотя это странно, Сугроб отродясь ни с кем ничем не делился.
Пока они так рассуждали, белоснежный слон добрался до мамонта и, чуть наклонившись, протянул ему свою добычу. Мамонт обнюхал незнакомый предмет с подозрением, однако, помедлив совсем немного, с благосклонностью его принял. Съев, он постоял немного, покачивая головой и будто решая, нравится ему вкус или нет. Видимо, сочтя подарок приятным, он благодарно ткнулся лбом во все еще склоненную голову Сугроба. Постояв так немного, они переплелись хоботами и потерлись ими друг о друга.
— Однако… — пробормотал Зехир. — Не знаю, как насчет дамы сердца, а друга твой мамонт здесь все-таки нашел.
— Вот глупое животное! — насупился Вульфстен. — Друзья, не спорю, это хорошо — но от друзей детенышей не наживешь. Мы же совсем не для этого в такую даль добирались!
Слон и мамонт тем временем, закончив обниматься, направились к водоему. Шли они настолько близко друг к другу, что мохнатая спина при каждом шаге касалась белоснежного бока. Зайдя в воду, Сугроб стал набирать в хобот воду и поливать — но не себя, а нового товарища, который жмурился от наслаждения.
— А знаешь… — глядя на эти действия широко распахнувшимися глазами, вдруг констатировал Зехир. — Сдается мне, что детенышей твой мамонт ни от кого не приживет… За друзьями так не ухаживают.
— Ну твою ж мать!.. — не сдержался Вульфстен и от бессильного возмущения наградил безвинную ограду ударом мощного кулака.

5.
Два года спустя
Официальное письмо из Гримхейма заканчивалось строчками:
«И напоследок хочу тебя поблагодарить. Я все-таки последовал твоему совету, поднял древнейшие из архивов и послал экспедиции самым старым нашим разработкам. И ты подумай только, они нашли целых два новых стада! Конечно, с ними еще предстоит немало работать, они совсем дикие, но самое главное — они есть!
P.S. Но все-таки зря я тогда к тебе ездил. Индрик мой до сих пор тоскует»
Зехир вспоминал эти слова, машинально поглаживая хобот Сугроба. Сегодня тот в очередной раз отклонил принесенный рахат-лукум: уже целых два года как он разлюбил сладости.
— Я вот тут прикинул… — задумчиво глядя на север, произнес вслух Зехир. — А не нанести ли нам визит старым друзьям?
Он не знал, понял ли его слова Сугроб, но не сомневался, что поездка доставит ему удовольствие.

@темы: Герои Меча и Магии, Фанфики

URL
Комментарии
2015-12-04 в 08:08 

Владлена
Думалось - одно, хотелось - другое, Ну а то, что получилось - наперекосяк... (С)
Граф, а слоны аналогичные земным? У наших слонов вожак всегда барышня (внутри комунны матриархат, а кавалеры предпочитают более одинокий образ жизни), исключение только компании совсем молоденьких самцов, которых из материнского клана уже выпихнули, но привычка держаться вместе еще не прошла (кстати, в таких юношеских коллективах слоны вполне реально чаще женихаются друг к другу, а к дамам начинают наносить визиты только в более солидном, заматеревшем и самостоятельном возрасте))) Еще, вроде бы, у слоновьих "астральный цикл" всего раз в году предполагает романтическое взаимодействие (причем это не общий гон, а для каждого свое удобное время)

2015-12-04 в 08:58 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Владлена,
Ну, я у разработчиков игры как-то не спрашивал )
Но у меня же так и написано: что стадо - женское, слоны - по одиночке. Тем более, что в том мире слоны как раз в основном "под седлом" у командиров. И Сугроб вовсе не вожак стада как такового - он слон правителя ) Поскольку слоны вроде как поумнее лошадей, думаю, остальные слоны этот статус осознают.

Вы думаете, эти двое так хорошо разбирались в слонах и тем более в мамонтах? ) У Вульфстена просто отчаянная ситуация, и он надеялся, что ему повезет. А Зехир так вообще с самого начала не верил в успех подобного предприятия и торчал там исключительно ради забавы )

URL
2015-12-04 в 10:10 

Владлена
Думалось - одно, хотелось - другое, Ну а то, что получилось - наперекосяк... (С)
Когда Сугроб подошел проверить, не опасен ли чужак, Вы его "вожаком" назвали. Конечно, чисто хозяева могли не так истолковать его интерес

*ну, раз самок не дрессируют, они там под седло не предназначены, значит, какие-то фермеры или заводчики с стадом некавалерийских слонов работают - не сами же солдаты тягают за собой стада? А заводчики проконсультировали бы хотя бы в общих чертах, какие слонихи на данный момент готовы к спариванию, как проявляется, что самцы в романтическом поиске и все такое*

2015-12-05 в 23:37 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Владлена,
Вы уверены, что хотите, чтобы я юмористический фанфик переписал в пособие по разведению слонов?.. :hmm:

URL
2015-12-09 в 19:40 

Владлена
Думалось - одно, хотелось - другое, Ну а то, что получилось - наперекосяк... (С)
Лучше мысль про вожака адресно приписать кому-нибудь из персонажей) Хотя, в принципе, могли по какой-то причине не слушать фермеров.
*хотя я бы, наверное, слонов, которые не под седло, вообще в королевских конюшнях не держала, а организовала под фермы заповедник какой, чтобы им и жизненное пространство для слонов комфортное, и не организовывать поставку корма - а для обучения слонят можно в предподростковом возрасте оттуда забирать* Насколько я из статей поняла, исторически слонов не разводили, а браконьерили, поскольку растет детеныш почти двадцать лет, использовать его можно лет с пятнадцати, а кормить дорого все то время, что пользы от него еще никакой почти как у людей))), а сейчас в зоопарках проблема с нехваткой жизненного пространства в вольерах, из-за чего они и живут меньше и размножаются неохотнее.


*офтоп* Граф, там среди фикбуковских товаров появились "со знаком котика", может, что-нить еще там посмотрите? Значек с ним, по-моему, тоже есть.

2015-12-09 в 20:10 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Владлена,
Учитывая, что в том мире постоянно кто-то с кем-то воюет, то боевые слоны нужны постоянно. И учат их наверняка с относительно детского возраста. А еще у них там есть джины и прочие существа, которые живут не в пример дольше людей. И вообще маги стоят наособицу, скорее всего, не просто так.
Так что слоны (как и единороги, и ящеры, и прочие) - это НЕ зоопарковые животные. А вполне себе функциональные. Возможно, поумнее прочей живности (раз уж маги на них умудряются даже в подземелья по винтовой лестнице спускаться :facepalm3: )

"со знаком котика"
Мне там толстовка понравилась :angel2: (вот эта даже больше, но что-то она весомо дороже (), однако я не уверен, что я в их ассортимент влезу )

А значки с котиками слишком крупные, Даринке не подойдут - а сам я значки не ношу )

URL
2015-12-09 в 20:29 

Владлена
Думалось - одно, хотелось - другое, Ну а то, что получилось - наперекосяк... (С)
Думаете, слонят магией заставляют расти быстрее? *как раз обучить взрослого ускоренно при помощи магии выглядит поднятнее... если на них только маги и ездят, но, может, постоянная ментальная связь "естественно" поддерживается?* Ну, что ездовым слонам "по делу" приходится топать больше, чем декоративным, это понятно, но проблем со сложностью удобных для них условий не отменяет.

Жалко. С котом все же милашнее, чем просто с перышком *чего б им разные размеры для всех картинок не сделать?*

2015-12-09 в 20:37 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Владлена,
Я ничего не думаю.
Я писал юмористический фанфик на жалкие восемь страниц про то, как гном и маг попытались размножить мамонта, а тот оказался поклонником Голубой Луны :facepalm3: Трактат о том, как именно маги разводят и дрессируют своих слонов, в мои планы не входил (((

Увы, "58 мм" - это такая плямпа, которая будет шире Даринкиного лица (т.е. в переводе на человеческий размер - это круг где-то 25 см в диаметре ((((()

URL
2015-12-19 в 01:14 

Йорунн
possessed
Я думала, что больше шапки меня уже ничто не травмирует, потому что Вульфстен, Зехир и "упоминается слеш"... но, чёрт, как жить с тем, что я прочитала слеш между слонами :lol:
Граф, ваше творчество полно сюрпризов)

2015-12-19 в 19:19 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Йорунн,
Протестую! Между слонами слеша нет! Он только упоминается!

потому что Вульфстен, Зехир и "упоминается слеш"
А там нигде не сказано, что между ними )))))))

Благодарю :love:

URL
2015-12-21 в 22:06 

Йорунн
possessed
Сын Дракона, сказать не сказано, но подумать представить и испугаться я успела :lol:

2015-12-22 в 13:03 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Йорунн,
На это и рассчитывалось... Жаль, не удалось процент по аудитории собрать (

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Валашский Замок

главная